Новость об убийстве совладельца (по 50% вместе с женой Татьяной) крупнейшего агрохолдинга «АСБ» Юрия Хохлова тамбовским фермером Владимиром Левкиным и самоубийстве последнего облетела все новостные ленты. Левкин трижды с близкого расстояния выстрелил из карабина «Вепрь» в голову прилетевшего на переговоры на собственном вертолете олигарха, а затем, отъехав на полтора километра, покончил жизнь самоубийством. Трагедия произошла в Пикалевском районе Тамбовской области. Убийца и жертва были почти ровесниками, 53 года и 49 лет, оба работали на земле. Хохлов пытался за счет админресурса выкинуть Левкина с земли, которую тот обрабатывал, как минимум, пять лет. Левкин успел засеять спорное поле (150 га) подсолнечником. Самое удивительное, что земля и самому Хохлову не принадлежала. Это была земля колхозных пайщиков, передавших землю Хохлову в аренду на 25 лет. Левкин был бесправным субарендатором.

Конфликт между Левкиным и Хохловым длился пять лет. Весной 2017 года Левкин стал субарендатором, а уже осенью Хохлов пытался субарендный договор расторгнуть. Причем, тамбовские телеграм-каналы указывают, что размер спорного поля по документам был и вовсе 56 га. Далее было пять лет холодной войны, которая вчера закончилась роковыми выстрелами. Не совсем понятно, что было на этих полях, и кто их возделывал, до того. С чего бы было агрогиганту сначала сдавать землю в субаренду, а потом тут же пытаться расторгнуть договор.

У нас нет доказательств, но, вероятнее всего, Левкин обрабатывал эту землю и раньше, так сказать, исторически. Просто тамбовские власти включили Хохлова в схему земельных отношений между тем, кто реально работает на земле, и тем, кто ей владеет. Пайщиков никто не спрашивал. «Вести Тамбов» утверждают, что Левкин действительно обрабатывал землю и до 2017 года, чем косвенно подтверждают нашу версию.

Такая практика, когда вчерашних арендаторов переводят в субарендаторы, а права аренды отдают сахарным холдингам, процветает в Тамбове давно. Тамбовская область – традиционно свеклосеющая, как и соседняя Воронежская область. В каждой из них Хохлов имел по крупному сахарному заводу. Региональным властям выгоднее иметь на земле одного денежного латифундиста, чем сотню нищебродов, которые с утра до ночи сеют подсолнечник, нарушая севооборот и гробя землю. Сахарники же вынуждены скупать всю землю вокруг своих заводов, чтобы обеспечить переработку качественным сырьем, собираемым строго по графику. Свекла – самый трудоемкий вид сельхозкультур. Полагаться на обычных фермеров сахарники не могут. Возможно, обещание получить землю в аренду Хохлов получал от губернских властей в обмен на масштабную модернизацию своего завода в Кирсанове, которая идет с 2014 года. Завершиться реконструкция должна была как раз к августу нынешнего года.

Об убийце-самоубийце Левкине информации в сети найти не удалось. Кроме работы на земле, он был владельцем ООО «Орфей», на которое, если не совпадение, в Тамбове было зарегистрировано несколько торговых точек. Юрлицо было ликвидировано.

Сахар из минералки

О самом Юрии Михайловиче Хохлове тоже известно, в общем, почти ничего. Он — тамбовчанин, в восьмидесятые окончил истфак местного пединститута. Чем занимался до 1999 года малопонятно, кроме одного. Открыл в Тамбове линию по розливу минеральной воды. В те годы обычно розлив минералки соседствовал с розливом более традиционного для россиян белого напитка. Скорее всего, на водке Хохлов и сделал первые деньги.

Вероятно, в эти годы Хохлов познакомился с председателем Центрально-Черноземного Сбера Александром Соловьевым, который финансировал его проекты. В 2000 году, в возрасте 33-лет, Хохлов загадочным образом избирается главой Кирсановского района с запредельным результатом 91% голосов. Единственное, доступное в сети интервью Хохлова было дано воронежскому журналисту Евгению Белозерову в 2001 году для корпоративной газеты Сбера. Давал его Хохлов как раз в качестве главы района. Причем, название «АСБ» («Ассоциация современного бизнеса»), якобы ведущее отчет с 1999 года, еще не фигурирует, но разговорившийся Хохлов выбалтывает зачем-то залоговые схемы с землей, по которым пашня уходит в собственность Кирсановского сахзавода. Финансировал схему как раз Сбер. Вероятнее всего, Хохлов с партнером (до 2013 года 40% долей завода владел Ярослав Боровцов) уже тогда приватизировал Кирсановский сахзавод, а должность главы лишь позволяла ему отлаживать бизнес-процессы. В том же интервью Юрий Михайлович довольно откровенно сформулировал свое кредо: «На определенном этапе развития бизнеса деньги, как инструмент, перестают работать. Чтобы добиться большей экономической эффективности, нужно подключать человеческий фактор и административный ресурс». Смело, особенно если учесть, что такие заявления делает чиновник, да еще и в банковской газете. «Шо деньги, Саня? Деньги – мусор».

Хохлов проработал в качестве главы района до 2004 года и вернулся бизнес. К этому времени ему принадлежали также крупный элеватор, маслозавод, мелькомбинат и еще один сахзавод – в Грибановке Воронежской области. И Кирсанов, и Грибановка находятся на достаточном удалении от своих областных центров – Тамбова и Воронежа. Хохлов чувствовал себя эдаким межрегиональным царьком. Вечно летал на вертолете, чем смущал местных крестьян. Очень долго, десятилетие, враждовал с главой Грибановского района Александром Польниковым, которого выжил с должности по договоренности с воронежским губернатором Гордеевым в 2016 году.

У Хохлова в Грибановке были постоянные конфликты и с властями, и местным населением. Сахзавод складировал отходы своей деятельности на не принадлежащих ему землях. Причем, норовил поближе к воде. Сахзаводы, они  исторически у воды строятся – большое потребление. Местную речку Ворону Хохлов превратил в сплошное экологическое бедствие. Нечистоты с завода он сливал напрямую в реку «через ничейную трубу». В 2015 году посетивший Грибановку Гордеев устроил Хохлову публичный разнос, взял с него обещание построить современные очистные сооружения. В качестве ответной любезности уволил Польникова. Одной из главных претензий к Польникову было то, что он не давал ездить свекловозам с перегрузом. 

В публичную плоскость конфликт воронежских властей и Хохлова снова вылился в 2017 году. Тогда выяснилось, что Грибановский сахарный завод платит налогов значительно меньше всех других сахзаводов Воронежской области. Но конфликту не суждено было разгореться с новой силой – Гордеев из губернаторов вскоре перебрался в правительство.

Группа Хохлова вела достаточно экспансивную политику и скупала земли и объекты еще в нескольких областях – Пензенской, Волгоградской и Саратовской. Оборот группы «АСБ» превышает 20 млрд рублей. В 2018 году Хохлов одним лотом купил у группы «Росагро» 150 тысяч га сельхозземель в Пензенской и Воронежской областях. Сделка оценивалась в 3 млрд рублей. После этого с общим земельным банком в 291 тысячу га Хохлов вошел в десятку крупнейших латифундистов России. А погиб из-за надела, который составлял всего пять сотых процента его владений.

С властями Тамбовской области Хохлов не конфликтовал. Наоборот, один из первых своих визитов в конце 2021 года и.о. губернатора Максим Егоров нанес на объекты Хохлова – собственно, на сахзавод и на строящийся на деньги Хохлова горнолыжный курорт «Городъ солнца». Хохлов пытался реализовывать эту мечту с 2017 года, которая обещала быть самой длинной искусственной горнолыжной трассой России. Общий объем заявленных инвестиций – 5 млрд рублей. Сколько было освоено, неизвестно. Но дальше создания гигантских насыпных гор дело так и не продвинулось. Но губернатора и это впечатлило, он пообещал Хохлову подкинуть денег и административного ресурса. То есть сделать проект в рамках частно-государственного партнерства. Окончание гигантской стройки запланировали на 2025 год.

Но все завершилось на три года раньше.

 

Текст: Александр Пирогов

от rosdosinfo